Правитель и философия

Сверхурочная медитация об освобождении

  I

Ему комфортно в закрытом пространстве, в полутьме, чтобы его самость была невидима другими, и чтобы он всё контролировал, и представал перед другими как нужно.

Закрытое, затаённое пространство усиливает страхи у тех, кто в нём  и около вынужден пребывать, потому что таящаяся непрозрачность подавляет разумность, лишая необходимого света для ясных и отчётливых представлений, и убедительных суждений.

Затенённость нравится ему сказочной игрой воображения, от которой иногда захватывает дух и наступает ощущение свободы; хотя на самом деле, – только прагматичный расчёт и постоянная финансовая калькуляция материальных желаний, и в итоге − несвобода, схожая с адским трудом на галерах.

Непрозрачность принципов становится массовым явлением, которое начинают копировать, тиражировать и возводить в икону стиля; но от неё веет мрачным настроением, всёпоглощающей темнотой и неумолимо затихающими вскрикиваниями; она усиливает внутреннюю закрепощённость, устрашающую своей неизвестностью, непонятностью, секретностью и мистичностью.

Таинственное молчание, тишина, покой − снаружи, а внутри − страшное беспокойство, непрерывная калькуляция своих и чужих желаний, от которых многое зависит.

Может ли он стать свободным?

Конечно, может. В любой момент, даже не выходя из тени.

II

 Теперь о философии, которая стремится к знаниям, просвещению, открытости и свободе. «Наш правитель», рассматриваемый в качестве коллективного подсознания россиян, оказывается очень интересным объектом применения философской рефлексии, критической методологии и практического инструментария. Заглянуть в потаённое − очень любопытно, и, вместе с тем,  − опасно, ведь последствия такого вглядывания в сокрытое непредсказуемы, например, как наша отечественная история.

Но сила любопытства и решимость узнать истину начинают рассеивать темноту с помощью обычного здравого смысла, рационально-логических рассуждений, повседневного опыта  и ясных жизненных принципов.

Выход из тени бывает очень неожиданным и неприятным, при этом возможно лёгкое ослепление от непривычного света и разочарование в прежних мысле-образах, а также возможен испуг от открывшейся свободы. Но этот выход дарит новые возможности для развития и творчества, для радостного жизнеутверждения и для управления своим будущим.

III

 Важность философии в России обусловлена тем, что наше общество идеократическое, т.е. в нём господствует власть идей, высших смыслов, идеалов, носителями которых обычно являются высшие чиновники-идеологи. А потому философия, по их мнению, должна оберегать эти высшие смыслы от произвольного толкования, от ненужных и вредных интерпретаций.  В итоге, философия должна служить «государственным интересам», как сказал бы нынешний министр культуры РФ Владимир Мединский.

В таких политизированных условиях от философии требуется или самоотрицание, превращение из науки в идеологию, или  уход в иные формы самовыражения, – в художественную литературу, публицистику, искусство.

В современной ситуации «Нашему правителю» всё же нужна настоящая философия для осмысления перспектив будущего реального мира. Религия даёт неясный образ вечной неземной жизни, но этой надежды не достаточно для земного властвования, нацеленного на многие поколения вперёд. Ведь хочется думать не только о детях, но и внуках, правнуках и далее.

Итак, философия может переосмысливать главные идеи-принципы, и совершать «революцию в умонастроении», вернее, может ускорять жизненно необходимые реформы в способе мышления.

Нужны ли такие реформы «Нашему правителю», т.е. большинству россиян? Думаю, что нужны, и особенно нужными они станут в ближайшее время, чтобы выйти из очередного системного кризиса, вызванного непрозрачностью системы принятия решений.

Да здравствует, философия в России!

Комментарии по вопросу "Правитель и философия"

  • Оставьте первый комментарий по данному вопросу

Добавить комментарий