Вроде бы исповедь Александра Кислова

Вердикт Верховной Канцелярии

 

изучив исповедальный текст под названием «Дураки и хлеборезы», постановляем:

 

  • А.И. Кислова считать не виновным в смертных грехах в период его активной политической деятельности 90-х годов ХХ века,

  • простить ему мелкие прегрешения начала ХХI века,

  • признать автора свободным человеком.

 

 

 А теперь пояснительная записка:

Видимо пришло время собирать камни. Люди, которые хотели изменить  свою жизнь и Россию в конце ХХ века, начинают подводить итоги. Что же сделано? Что не получилось? А что же хорошего сделано?

Пока живы, они хотят рассказать сами, чтобы их не переврали, и не осуждали напрасно.

Известный пензенский журналист, предприниматель и общественный деятель Александр Иванович Кислов попытался дать пример многим общественным и политическим деятелям Пензенской области, и рассказал, что же было, чего он хотел, и что получилось в итоге.

Именно из таких личных воспоминаний и складывается новейшая история, и вместе с этим намечается вектор развития будущего. Так, если всё было плохо и напрасно, если перестройка и демократические реформы принесли только вред, то − тогда нужно возвращаться в Советский Союз, реанимировать однопартийную систему, национализировать природные ресурсы, отказаться от частной собственности на средства производства и т.п. А если не всё так плохо, то, что же делать дальше…

Виновен ли журналист А.И. Кислов в том, что демократические ценности почти не принимаются и очень медленно приживаются в нашем обществе? Пожалуй, что он несет солидарную ответственность со всеми гражданами. Он делал то, что мог, пытался говорить то, что думал, и не хотел погибнуть раньше времени в борьбе за свою правду. Об этом его почти исповедальная повесть «Дураки и хлеборезы».

Повесть написана с большой осторожностью, эзоповым языком. Хотя главные политические персонажи вполне узнаваемы, их поступкам даны смелые, жёстские оценки, но это напоминает детскую игру левизны, типа, я ведь говорю, как на духу, всю правду  о себе и сильных мира сего, но если чё…, − то это вымысел. Тем более, что много нелицеприятного сказано о некоторых представителях пензенских органов госбезопасности.

Вот такая у нас российская провинциальная журналистика − смелая только в басенной форме.

− Ну, Вы же понимаете, что опасно говорить то, что думаешь, да ещё и с указанием настоящих имён, у нас же маленький город, и нам здесь жить…

Вот такая у нас и новейшая отечественная история − книга для служебного пользования, раскрыть которую будет дозволено лет через 100, если, конечно, раньше не сожгут.

А теперь вывод:

 

Прочитать эту книгу стоит нашим землякам, очевидцам революционных событий 90-х годов, чтобы сравнить впечатления автора со своими, и узнать что-то новенькое.

Современной молодёжи читать её не советую, потому что она получилась какая-то осторожно-полу-правдивая, а полу-правда близка к обману, который тащит наше общество назад, к любимому многими крепостничеству и холопству.

Современной молодёжи нужны знания, чёткие оценки и ясная авторская позиция. Чтобы могли сказать:

− Чувак, а ты молодец! Не струхнул!

А пока автор замысловато намекает на каких-то «дураков», каких-то «хлеборезов», создает ребусы с именами известных пензенских чиновников, молодой человек уже переключился на свою социальную сеть, и с удовольствием рассматривает личики интересных девчонок.

Для настоящей исповеди журналиста нужна безрассудная отвага, которая превращает его в честного свидетеля, строгого обвинителя и в беспристрастного судью. Но за это могут и убить, а могут и зауважать, и полюбить по-настоящему.

Мы видим в этой книге обвиняемого, который хочет как бы оправдаться перед своими современниками, и заодно подпортить репутацию известным лицам города и области. Поэтому какое-то странное чувство возникает при чтении этой повести, … и всё же оно в пользу того, что автор не виновен.

Хотя это лишь моё мнение, а другие мнения могут быть другими. Потому что Верховная Канцелярия у каждого своя − это его разум и совесть.

Пензенский коллаж, фото Виктора Шамаева, сайт Каспаров.Ru

 

1 комментарий по вопросу "Вроде бы исповедь Александра Кислова"

  1. @admin пишет:

    Почти через месяц после выхода книги ушел из жизни главный пензенский «хлеборез» — В.К. Бочкарев. Интересно, успел ли Кузьмич оставить мемуары?

Добавить комментарий