Как историк Вячеслав Никонов русскую Матрицу определил: современная былина

Не раз задумывался современный российский историк Вячеслав Никонов о судьбе родного Отечества, изучал и описывал разные эпохи и великих деятелей земли русской, и понял он однажды, что мало ему этих описаний, захотелось ему проникнуть в самую суть русской жизни, в глубину глубин, в корень заглянуть − в саму Матрицу.

− Что за диво такое, эта Матрица? − спросил себя Вячеслав Алексеевич, − Говорят о ней все: и философы, и психологи с культурологами, а я пока не ведаю. Надобно мне понять эту сущность, а то как-то неловко в ГосДуме заседать без знания сути.

И взялся за дело Вячеслав Алексеевич, трудился охотно, подгоняя себя высшим наставлением: «Постоим, братцы, за Отечество наше!». И выпустил он на божий свет в 2014 году книгу большую, почти тысячу страниц будет, и назвал её − «Российская матрица».

Поговорили о ней немного, и в самой Думе государевой, и в редакциях разных, да и быстро забыли.

Но вот недавно случай такой произошёл. Попалась эта книга на вид одному философу, заинтересовала названием и объёмом, и начал он в неё вчитываться и вдумываться:

− Вот ведь смелый какой историк, − решил про себя философ, − взялся за философское дело. Знать почуял в себе силу сильную, мудрость вековую, знать всю Правду решил сказать честным людям без утайки и хитрого умысла.

С радостью и вдохновением стал философ вникать в пребольшое писание, и чем дальше оно уходило, тем грустнее ему становилось. И не дождавшись конца, стукнул философ по столу, и вырвалось из него:

− Да, что же это за муть такая несусветная! Что же это за Матрица такая получилась! Вы только вчитайтесь в её определение:

«Матрицу традиционной российской государственности можно определить, как сословно- (профессионально- и национально-) территориально-представительную автократию с сильным самоуправлением и чувством индивидуальной свободы человека».

− Да ведь это не определение вовсе, а набор слов получился, в котором нарушены многие правила логики. Да, и кроме того, эти слова просто не соответствуют действительности. Ведь где же в имперской России были реальные представительные органы? Где было «сильное самоуправление»? Не было этого. Да и сам историк потихоньку в этом признаётся.

А причём тут «чувство индивидуальной свободы»? Вообще, непонятно. Может быть, он имел в виду чувство протеста и возмущения против всяческого насилия и унижения, которое регулярно порождало народные бунты и восстания. А свободы не было у русских крестьян, ведь это не чувство, а рациональное понятие и право.

Ох, намешал наш историк всё в этом определении: желаемое с действительным попутал, приукрасил суть русской жизни до неузнаваемости. Пожалуй, из хороших намерений, чтоб не совсем стыдно было перед другими народами, да и чтобы в парламенте нынешнем уверенней  говорить о необходимости возвращения к русским традициям.

В итоге, говоря по-русски: замах был рублёвый, а удар оказался копеечный.

Мораль:

Уж коли ты в истории прописан, не суйся в философию тогда…

 

 

1 комментарий по вопросу "Как историк Вячеслав Никонов русскую Матрицу определил: современная былина"

  1. @UMNIK пишет:

    Да что же здесь непонятного. Бытие определяет сознание. Наше бытие сформировалось внеэкономически. Экономические стимулы у нас не работают. Заниматься на наших территориях любой хозяйственной деятельностью затруднительно и мало рентабельно. Рентабельность даёт коррупция. Технологические новшества мы получали от Запада тогда, когда Запад планировал использовать нашу армию в качестве пушечного мяса, или к нам попадали в виде военных трофеев. Вот и вся матрица. Как всё шло, так и сейчас едет. Вы хотите что-то изменить?

Добавить комментарий