Ответ профессора В.П. Воробьева на мой отзыв о лекции

На самом деле я вообще не хотел ничего агитировать, я просто хотел показать, что к ценностям нельзя применять некоторые привычные способы рассуждения. Но, исходя из примеров, которые я приводил, он сделал обоснованный вывод, что я — не «либерал», т.е. не разделяю его ценностей. А дальше пошли вещи, не очень хорошие (с моральной точки зрения) в дискуссии: раз я участвовал в президентском гранте, мне верить нельзя. Ну если он мне не верит, то насчет того, что ценности не выбирают, писал Франкл, к примеру. Он тоже путинист? Кстати, я сам уж никак не «путинист»: когда я говорил о патриотизме, я критиковал путинский подход к этому явлению. В общем, в заметке Мясникова я нашел следующие реальные возражения: 1. Опираюсь на Аристотеля. а не на Ницше или Брентано. Значит я неправ? Среди соответствующей аудитории устраивать сложный историко-философский экскурс?

Второе возражение против меня по существу: я против» малой родины»? Где это я говорил? Что местечковый сепаратизм может быть опасным — это неправда? Критика такого сепаратизма несовместима с любовью к малой Родине?
Дальше: «В ходе сеанса тема распада России затрагивалась лектором 6 или 7 раз, и каждый раз В.П. Воробьёв выражал своё явное неодобрение, и ждал поддержки зала.» Это, конечно, ужасно, не одобрять распад страны.

Дальше: НЛП — вообще непонятно, я что — гипнозом занимался? По-моему наоборот — старался обосновать свои положения.

Далее: раз ценности иррациональны (в смысле рациональной необосновываемости их выбора) — значит нельзя их формировать (это у Мясникова). Ну, когда я начал именно об этом говорить (собственно говоря, именно эту проблему я хотел рассмотреть наиболее подробно), он по-моему ушел. Далее:» можно спорить обо всем, в том числе и о ценностях» Философ действительно может спорить о любых предметах. Можно спорить о природе ценностей, о их роли и пр. Бессмысленно спорить с чужими ценностями, опираясь на свои. По-моему, эта мысли была ясно изложена. Дальше. Мясников о моих мыслях по поводу патриотизма: «во-первых, на ценностном уровне − это идентификация себя с определённой общностью, а, во-вторых, на поведенческом уровне − это действия по сохранению существующего порядка ценностей». По-моему, вторая часть мысли искажена. Если я так говорил, то это оговорка: разумеется, речь шла о деятельности по сохранению и развитию той государственной общности, с которой себя идентифицируешь. Все остальное, что пишет Мясников — это вообще пропаганда, а не полемика

Мясников: «когда смыслы ключевых мировоззренческих понятий произвольно размываются, и делается акцент на нужных признаках и свойствах» — это и есть нейролингвистическое программирование. Когда Эйнштейн выдвинул идею об относительности одновременности — он «размывал» понятие одновременности? По-моему, я именно пытался жестко ограничить понятие ценности, сузить.

Ну ладно, это все обычная идеологическая борьба. Конечно, я не хотел этой борьбы. Она идет уже не по философским правилам. Отсюда — все эти отсылки к путинизму и 900 тысячам, рассуждения о том, «что слово «судьба» вызвало недовольство в зале»» будет Путин, будет и Россия», «полная запутанность мыслей» «мощная морально-психологическая атака на антигосударственников». » Он начал лихорадочно искать субъектов патриотизма», «присутствовавшие как-то заскучали» — понятно, что это не научная и не философская полемика. Я хотел обсуждения проблемы, но как только ребята почувствовали, что перед ними «не либерал» — сами увели дискуссию в идеологическое русло и, в общем, не дали высказаться по тем проблемам, на которые я сам делал упор. А идеологическая дискуссия при таком стечении народа предполагает, что люди хотят победы, а не истины. Это, кстати, нормально. Возможно, стоит развести эти форматы: если дискуссия — пусть будет дискуссия относительно небольшой группы экспертов при контролируемом участии публики, если лекция — пусть будет лекция с дискуссией после нее.

Продолжение:

Т.е., если философ начинает заниматься публицистикой, то он не должен соблюдать основные этические правила полемики? Это надо додуматься — «Есть Путин — есть Россия». Это даже не софизм, это инсинуация в самом чистом виде. Это я так думаю? Из каких моих утверждений это следует? Или это следует из того, что я участвовал в выполнении гранта по заказу Администрации презид-та ? По секрету — никогда не голосовал за Путина или ЕР. Всегда критиковал и ВВП и ЕР. Или не за то критиковал, за что «положено» критиковать с точки зрения Мясникова? Говорить о зомбировании — при том, что именно демифологизация «неосознанных представлений» — едва ли не основная моя идея? Перевирать мои слова относительно местного патриотизма — это нормально (если я все же оговорился — готов извиниться)? Говорить о» путанице в голове» ( или как там?) без доказательств — нормально? Уйти до окончания выступления и делать выводы о всем выступлении — это нормально?

Комментарии по вопросу "Ответ профессора В.П. Воробьева на мой отзыв о лекции"

  • Оставьте первый комментарий по данному вопросу

Добавить комментарий