Как патриарх Кирилл путает наивных россиян в 2015 году по поводу человеческого достоинства и свободы

Пролог на самом Верху

− Страна вступила в период больших выборов, и вроде бы всё хорошо. Рейтинг президента почти максимален, сентябрьские региональные выборы прошли успешно для партии власти, основные СМИ чётко выполняют данные Сверху установки и ретивые общественники искореняют дух оппозиционности… И вроде бы всё хорошо… Но вот экономика…, чёрт бы её забрал, эта материя жизни начала сьёживаться как шагреневая кожа. Люди начали быстро беднеть, и пока потихоньку начали выражать недовольство, а некоторые либерал-горлопаны уже открыто говорят о новой революции. Не хорошо это, ой, как не хорошо. А если эта проклятая Америка уронит цены на нефть до плинтуса, то чем будем кормить население?

− Знать, пора запускать тяжёлую идеологическую артиллерию…

 

Декабрьские события 2015 года – Россия

 

Патриарх Кирилл очень чуток к «Небу», он способен нутром понимать всю сложность общественно-политической ситуации, и в этом он большой мастер. Но пристальный философский взгляд на его идеологическую деятельность обнаруживает много мировоззренческой путаницы, постоянные подмены понятий, противоречия и явную политическую ангажированность. Короче говоря, типичный «стяжатель».

Свидетельством тому является его недавнее выступление на встрече с  молодёжью Общественной палаты и Совета Федерации 11 декабря 2015 года (https://www.youtube.com/watch?v=qH98cLNafac).

Общий тренд этого поучительного монолога заключался в том, что в современном российском обществе усиливаются недовольства действующей властью, и есть слабые позывы к её смене. Церковь категорически против таких перемен, так как её вполне устраивает нынешнее положение вещей и сложившаяся система распределения благ. А кто будет роптать, тот не найдёт себе утешения на русской земле.

Теперь разберём речь патриарха более детально.

Патриарх сосредоточился на двух главных морально-практических понятиях − человеческом достоинстве и свободе, которые во многом определяют способ мышления человека и его образ жизни. Он начал с утверждения, что все люди свободны, такими их создал Бог, и Бог почти не вмешивается в человеческую жизнь, и в материальный миропорядок. Это типичная позиция религиозно-философского деизма, которая в целом согласуется с рациональным мышлением и наукой.

Из этого вполне логично вытекает, что у каждого человека есть свобода выбора, возможность мыслить, действовать по-своему, выбирать добро и зло самостоятельно, и нести за это ответственность.

А вот далее патриарх делает интересный интеллектуальный ход. Он заявляет, что свободу выбора нельзя считать абсолютной ценностью, если она порождает зло.

О чём же говорит патриарх?  О самой возможности самостоятельного выбора или о выборе зла? Любому разумному человеку понятно, что выбор зла (убийства, войны, обмана и др.) является негативным, греховным и наказуемым. Но почему мы должны сразу осуждать и ограничивать саму свободу выбора?  Отвечу: а потому, что патриарху нужно, чтобы россияне выбирали то, что он подскажет, что церкви представляется «добром». При этом он ловко подводит своё понимание «добра» под понятие «базисных ценностей народа», не разьясняя их содержания.

Как я понял, если ты правильно выбираешь это одобренное церковью «добро», − ты наш, − оставайся в нашей традиционной «колее» (по выражению А. Аузана), а если ты вознамеришься выбирать своё, «не нашенское», то − «пошёл вон отсюда», станешь изгоем … Любая попытка выбраться из родной «колеи» будет дурным примером для остальных ползущих, а потому − «не высовывайся, башку оторвут».

Особое внимание хочу обратить на трактовку понятия достоинства.

По мнению патриарха РПЦ, достоинство «не должно пониматься ни политически, ни идеологически», так как это просто духовная ценность. Суть её патриарх не стал разъяснять, а сразу перешёл к критике современного (т.е. западного) толкования достоинства. По его мнению, западный смысл достоинства − «это убеждение человека в его автономии от других, его независимости». Такое убеждение, добавляет он, «провоцирует взгляд сверху на других». И чуть было не добавил  — разжигает гордыню, но не стал. Хотя в мировой этико-философской традиции, начиная с И.Канта, речь идёт признании всех людей равнодостойными. Об этом патриарх умолчал.

Далее следует намеренно гипертрофированное и уничижительное сравнение такого (нетрадиционного) человеческого достоинства с «надутым пузырём», с «мыльным пузырём», который скоро лопнет. Примерно, также в советские времена говорили о загнивающем капитализме и его скорой погибели.

На это сразу хочется возразить патриарху.

Разве должны черви земные «надуваться» и пытаться вылезти из родной «колеи»? Разве должен оскорблённый и униженный защищать своё достоинство, свою честь?  Судя по словам нашего миротворца, конечно, нет. Бог терпел и нам велел. Зачем возмущаться, если вас унижают? Сохраняйте своё «внутреннее достоинство» и не ропщите, ведь все мы узники родной «колеи».

Особенно эти новоиспечённые бизнесмены должны помалкивать, а то жируют за счёт народа, обманывают государство, да ещё о политике рассуждают, хотят что-то менять в стране, всё заглядываются на чужеродный Запад. А на хрена туда смотреть!? Это всё от лукавого! Смотрите под ноги себе, да  не забывайте взирайть с почтением на вышестоящие авторитеты.

Да, странно всё это, и как-то противно. Если за своё достоинство не нужно бороться, если не следует быть «надутыми пузырями», то зачем РПЦ инициировала спешное принятие закона о защите чувств верующих? Ведь истинно верующие христиане должны быть терпимыми, должны тихо, внутри себя хранить  своё достоинство. Зачем тогда церковь одобряет «жёсткую ответку» Путина исламским террористам и Турции? Что-то тут не вяжется, не логично получается, пожалуй, что слова расходятся  с делами.

И, конечно, инсайтовским перлом патриарха стало новое определение молитвы как «просьбы Богу ограничить нашу свободу».

Получается, что верующему человеку свобода мешает жить, и он хочет отказаться от неё, и постоянно просит об этом Всевышнего. Сразу возникает ассоциация с известной «легендой о Великом Инквизиторе» Ф.М. Достоевского:

− Отдай мне свободу, а  взамен получи благополучие, − предлагает Христу Великий Инквизитор.

Неужели наш патриарх встал на место этого литературного персонажа? Или я его не правильно понял? Пожалуй, такую хитроумную, софистическую речь трудно понять однозначно.

 

В завершении своего монолога патриарх резко осудил все революции, которые были в человеческой истории, и связал их с желанием людей получить свободу. По его мнению, «революции никогда не приводили к реальной свободе». Это мнение я считаю ошибочным, так как многие революции привели к росту степеней свободы в обществе, освободили от гнета и деспотического насилия миллионы людей. И прежде всего − это буржуазно-демократические революции 18-20 веков.

Такой акцент патриарха на негативном значении политических революций, конечно, не случаен. Ведь опыт Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года очень сильно пугает современных представителей РПЦ. Они понимают, что нужно держать народ в узде − «контролировать его мысли, чувства, поступки», а то, не дай Боже, опять возмутся за вилы и топоры, и начнут рушить храмы.

Я полностью согласен с патриархом Кириллом в том, что политическая революция как насильственная смена власти может натворить много зла,  что в ходе революции может быть много насилия и дикого произвола. Но современные общества нашли цивилизованные, законные и мирные способы смены власти − это свободные, демократические выборы. Эти выборы, по сути, предназначены для мирной смены власти.

Таким образом, политическая свобода выбора граждан является необходимым условием смены власти, того политического строя, который не выражает интересы большинства.

Но, к сожалению, наш патриарх не любит слово «демократия», и заменяет его мудрённым выражением «общества, где услышаны мнения людей». Боюсь даже предположить, что он не любит слышать мнения других людей. Такое барское пренебрежение  к «мнениям людей», по всей видимости, может быть основано на том, что большинство граждан, по его мнению, могут сделать «не правильный» политический выбор. А от этого политического выбора большинства зависит: будет ли «гарантия исторического существования» или нет?

Мы можем успокоить эти опасения патриарха словами современного историка:

− Россия будет идти, но куда и как −  мы не знаем.

Действительно, свободный выбор наших современников и будущих поколений трудно предсказать, ведь для этого нужно обладать божественным всеведением.

 

 

 

 

 

3 комментария по вопросу "Как патриарх Кирилл путает наивных россиян в 2015 году по поводу человеческого достоинства и свободы"

  1. @UMNIK пишет:

    Главная ошибка в том, что у человека нет свободы выбора. Человек существо абсолютно социальное и при выборе личной стратегии будет опираться на коллективные ценности и скрепы, даже если они антигуманны и противоречат здравому смыслу. Идеологически западники опираются на мягкие демократические режимы. В социальной иерархии которых социальные страты взаимодействуют как бы гармонично. Но к нам это никак не относится. Построение мягкого государственного режима есть, увы, процесс нерукотворный.Тут мало и наших желаний и наших коллективных усилий и элитарных истерик и революционных переворотов. Историческая жёсткость российского политического режима представляется, как антагонистическая борьба наших классов,пролетариата и капиталистов, народа и элиты, царя и элиты,предпринимателей и чиновничества и т.д. На самом деле это не так. Антагонистические противоречия возникают при антисистемных режимах, коллапсирующих режимах и реваншистских режимах, как продолжении этих двух. Тогда действительно начинаются массовые репрессии. В таких условиях выбор оппозиционной стратегии не просто маргинальный выбор. Это программа изощрённого суицида или в случае публичности возможна комфортная эмиграция. Почему для маргинальной оппозиции иногда оставляют экологическую нишу для выживания вопрос отдельный. Но рассчитывать, что с их революционной программой такие оппозиционеры будут допущены к выборам благая глупость или политическая провокация. Объективно, в России нет никаких условий для перехода к режиму мягкому и демократичному.

    • @admin пишет:

      Уважаемый, Геннадий,
      не могу согласиться с утверждением, что у россиян нет свободы выбора, а значит, мы не свободны. Это заблуждение или ловушка для практического разума, которую я считаю очень опасной и для индивидуальной жизни человека, и для всего нашего общества. Наверное, с таким заблуждением чуть проще прожить, но разве это жизнь?

  2. @Otval пишет:

    Не думаю, что политические режимы являются нерукотворными. Это к акая.то мистическая установка. А предопределенность России к жестким противоречиям тоже миф, выгодный деспотам

Добавить комментарий