От «солдатиков» (людей войны) к «созидателям» (гражданам мира)

Вспоминая своё позднесоветское детство (1969 г.р.), ловлю себя на мысли, что меня (впрочем, как и многих других детей) воспитывало общество как человека войны. Советская идеология опиралась на идеи непримиримой вражды добра и зла, беспощадной классовой борьбы и на идее победного торжества абсолютного добра в виде советской власти. Достижение этих целей требовало полного самопожертвования и готовности умереть, а значит, были нужны «бойцы», «солдаты», в простонаречье −«солдатики» − простые, не очень образованные парни, мужики, которым некуда деться от своих господ или всемогущего государства.

С детства я хотел быть солдатом. Как и многие другие мальчишки, хотел быть и разведчиком, и генералом, и адъютантом главнокомандующего, короче − почти всеми популярными героями советских военных кинофильмов. Служение своему народу, родине и государству воспринималось мною как безусловная святая обязанность, ради которой можно и пожертвовать собой… Но то ли естественный инстинкт самосохранения, то ли здравый смысл подсказывали, что из самых опасных ситуаций всё же лучше выходить живым, да и убивать врагов тоже не очень приятное занятие, и ещё какие-то соображения потихоньку начали успокаивать моё военизированное воображение и принуждать к мирной жизни.

Сейчас я могу назвать этот процесс взросления − именно «самопринуждением к мирной жизни». Причём этому глубоко рациональному процессу противодействует естественное стремление к агрессии, господству над другими, а потому преодолеть тягу к войне очень не просто. А тем более, когда война выгодна правителям и её начинают культивировать и романтизировать, подводить под неё разные обоснования, типа:

− Как ты можешь быть мирной овечкой, если находишься в окружении волков?

Учеба на философском факультете Уральского госуниверситета (1987-1993) и серьёзное изучение философии Канта под руководством Геннадия Васильевича Болдыгина сделали меня почти пацифистом, противником всякого насилия и войны. К тому же служба в Советской Армии в 1988-89 годах оказалась настоящей школой рабства, после которой я страстно влюбился в свободу.

И сейчас я всё больше убеждаюсь, что война − это грязное дело подлых политиков, которые выпячивают свои частные интересы и амбиции, прикрывая их интересами всего общества. Ведь именно политики развязывают войны, и заставляют убивать, а значит, и ответственность за это страшное насилие  лежит, прежде всего, на них. Как тут не вспомнить великих мыслителей мирного мира − И.Канта, Л. Толстого, М. Ганди, А. Сахарова − тех граждан мира, которые хорошо понимали абсурдность войны и безумность непримиримой вражды между народами.

Когда начинаешь задумываться над этими идеями, то сначала возникает странное чувство их как бы потусторонности, не реальности, оторванности от суровых будней жизни.

− Мечтать не вредно, − как обычно комментируют бывалые люди.

Но при глубоком и неторопливом обдумывании эти идеи начинают наполняться тем идеальным, которое даёт надежду на лучшее и даёт силы творить будущее по-своему, приближая его к более совершенному состоянию.

Жить для войны − это примитивно и противно нашему разуму.

Жить для мира − это прекрасно, разумно и человечно.

− Добро должно быть с кулаками, иначе не выжить, − обычно говорят бывалые люди.

Тогда получается, что «добро» ничем не лучше  «зла», так как оно использует те же средства для достижения своих целей. А значит, мир лежит во зле, и нет никакого просвета, нет надежды…

Обобщая это рассуждение, можно сказать: если добро будет «с кулаками» (т.е. насилием достигать своих целей), то в скором времени восторжествует всё уравнивающее Ничто. В такой неразличимости от человека остаётся только тень.

Да, приходится сгущать краски, усиливать эмоциональное восприятие темы, потому что речь идёт об очень важном − о жизни и смерти, о мире и войне, и здесь уже не до шуточек, и не до убаюкивающих условностей.

Комментарии по вопросу "От «солдатиков» (людей войны) к «созидателям» (гражданам мира)"

  • Оставьте первый комментарий по данному вопросу

Добавить комментарий