Интервью с профессором А.Г. Мясниковым о «Рыбаке и рыбке»

http://www.penza-online.ru/obshchestvo/?ELEMENT_ID=13873

— Андрей Геннадьевич, поздравляем Вас с выходом статьи в известном питерском журнале. Это ведь результат серьёзной научной работы и признание нового открытия в философском изучении творчества Пушкина.

— Спасибо за поздравление. Я искренне рад, что моё исследование было высоко оценено коллегами из Петербурга и других научных центров страны, и по сути является важным научным достижением гуманитарной науки Пензенского региона. Действительно, публикация в серьёзном научном журнале — это результат труда учёного, показатель его научной состоятельности и востребованности. Если учёный нигде не публикуется, значит … он ещё в поиске себя….

— Откуда у Вас интерес к творчеству великого поэта, к его сказкам?

— Дело в том, что изучением сказок я занимаюсь давно. Ещё в студенческие годы, когда учился на философском факультете Уральского госуниверситета, я начал интересоваться мифологическим сознанием, его особенностями, и периодически обращался к творчеству А.С.Пушкина. Всё началось со сказки «О царе Салтане», в которой я увидел некоторые скрытые смыслы, связанные с архетипами русского сознания, а затем в поле моего философского рассмотрения попала сказка «О попе и работнике его Балде», которую Пушкин не решился публиковать при жизни. Над ней я работал несколько лет и в итоге написал социально-философскую статью.

— То есть сказка для Вас — это не просто народный вымысел или авторская фантазия? 

— Я называю сказку истоком практической философии, начальной формой морального и правового сознания, началом Должного. Ведь сказки создавались в устном народном творчестве, а затем писались авторами, например, братьями Гримм, Пушкиным, Афанасьевым, Бажовым для того, чтобы учить понятиям о добре и зле, правилам поведения в конкретном обществе, и в итоге – сказки учат жизненной мудрости.

Потребность в «сказках», т.е. в нормах и образцах поведения глубоко заложена в психике человека, в его разумной природе, поэтому каждое поколение людей, каждая эпоха нуждается в них, а также в новом прочтении, в новом понимании старых сказок. А уж когда речь заходит о сказках Пушкина, то это особая тема, ведь на этих сказках воспитывалось несколько поколений россиян, и их роль в сохранении и развитии национальной культуры просто огромна.

— Так что же Вас заинтересовало в сказке «О рыбаке и рыбке»? И что в ней можно найти нового?

— Ещё лет двадцать назад я написал тезисы для конференции, посвящённые этой сказке, но в то время я оценивал её поверхностно, опираясь на традиционные трактовки. Наверное, не хватало собственного жизненного опыта и научных знаний. И вот спустя годы, я вновь начал вдумываться в пушкинские строки и ставить перед собой новые вопросы, например: чем вызвана покорность «старика»? Почему ему нужен только покой? Не является ли образ разбитого корыта символом «расколотого сознания» человека? и др. Для ответа на эти вопросы, я применил к этой сказке свой новый методологический подход — модель Матрицы традиционного сознания, и через призму этой модели открылась целостная система смыслов и значений пушкинских персонажей.

При этом интересно было сравнить начальный вариант этой сказки с итоговым. Ведь Пушкин брал за основу немецкую сказку братьев Гримм «О рыбаке и его жене», и смог так гениально её преобразить, что получилось творение именно русского духа и именно русская сказка.

— Вы хотите сказать, что эта сказка отражает только нашу русскую жизнь?

— Конечно, прежде всего, жизнь россиян. Пушкин удивительно точно задал контекст именно нашей российской, крепостной жизни. А уже в этом социокультурном контексте открываются и вечные, общечеловеческие идеи и смыслы. Например, господства и подчинения, сложности супружеских взаимоотношений, противоречия разума и чувств, внутренняя дисгармония человеческой души.

— Андрей Геннадьевич, а Вы могли бы это пояснить?

— Меня, как философа, привлек образ «старика». Этот образ очень не простой, противоречивый: им можно и восхищаться, если считать, что всё он делал из любви к своей старухе, и его можно презирать и жалеть за слабоволие, апатию, и холопство. «Старик» как бы малозаметен на фоне «золотой рыбки» и своей всё больше и больше желающей «старухи». У него особая роль, которую я попытался раскрыть в своём исследовании.

— А что же со «старухой»? Как Вы её оцениваете? Обычно все осуждают этот персонаж. 

— Со «старухой» тоже не всё однозначно. Здесь уместно обратить внимание на то, что в немецкой сказке братьев Гримм речь идёт о «жене», которая уважительно относится к своему мужу-«рыбаку» и любит его. Она спит с ним в одной кровати, и именно ночью у неё рождаются всё более амбициозные желания. И это продолжается до тех пор, пока «жена» не захотела стать Папой Римским, а затем и самим Богом, т.е. пока не решила изменить свою женскую природу. После этого искушения происходит драматическое возвращение на круги своя…
Пушкин в своей сказке состарил «жену» до «старухи», и тем самым как бы скрыл любовно-половые отношения между своими героями. С помощью такой художественной стерилизации Пушкин сразу выводит нас на более высокий уровень философских размышлений. Об этом лучше читать в самой статье.

— Большое спасибо, Андрей Геннадьевич, за интересный разговор. Надеемся, что теперь многие захотят перечитать и замечательную сказку «О рыбаке и рыбке», и, конечно, познакомиться с её современным толкованием.

— Буду рад, если читатели найдут для себя интересные мысли и жизненные подсказки, и надеюсь, что современная трактовка сказки будет полезна учителям литературы и обществознания для подготовки школьников к итоговым сочинениям и эссе. И вполне возможно, что новая системная трактовка известной сказки заинтересует практических психоаналитиков и психолингвистов.

 

Отзыв на статью

Уважаемый Андрей Геннадьевич!
Вашу статью о сказке Пушкина «О рыбаке и рыбке» прочитала с интересом. Она заставила меня саму для себя сформулировать идею этой сказки. Раньше я над этим не задумывалась, полагая, что сказка — дань интереса классика к устному народному творчеству (в соответствии с высказыванием великого современника Пушкина — композитора М.И.Глинки о народности: «Музыку сочиняет народ, а мы её обрабатываем»). И оказалось, что если не заслоняться этой фразой, то «идейное содержание» сказки Пушкина и не сразу формулируется, кроме лежащего на поверхности тезиса о неумеренных притязаниях.
С самого начала мне понравилось, что Вы ставите своей задачей не постигнуть великие прозрения нашего национального гения, приписывая ему все свои размышления и домыслы — этим сейчас грешат многие филологические работы — а честно объявляете о собственном современном прочтении сказки, накладывая на классический текст современный дискурс, как теперь пишут. Ничего необычного и оригинального в этом нет — на то она и классика. на то и Пушкин классик. Вопрос в том, какие проблемы увидеть в этом тексте.
То, что увидели Вы, мне показалось сначала попыткой философствования не там, где это имеет смысл. Затем, когда я после прочтения попыталась сформулировать собственное представление об этой сказке, Ваши мысли и анализ представились мне интересными и возможными для обсуждения. Наконец, поразмыслив ещё, я согласилась с Вами практически по всем увиденным Вами «слоям» сказки.
Понятно, что во многих классических произведениях можно найти эти (да и другие) слои, но Вы их увидели здесь. Я полагаю, что Вам удалось донести до читателя свой анализ произведения и выводы, которые при этом не противоречат и не идут в разрез с текстом. Не возникает возражения: «Да где он там всё это увидел?». Наоборот, заставляет прочитать текст ещё раз. По-моему, это замечательно.
Особенно я хочу отметить отсутствие отсылок к «национальной русской ментальности», «православности» и пр., что, опять-таки, ныне весьма модно. Чаще всего отсылки эти пустые, за ними ничего не вычитывается ни национального, ни ментального, ни православного.
Самым интересным лично для меня представляется Ваш разбор конфликта Созерцательного ума (старика) и Страстной души (старухи), хотения, вышедшей из-под контроля ума, в силу его лености, беспечности и пр. Здесь можно развивать тему и разбор ситуации. Ей Богу, это по-настоящему интересно и живо!
Не очень поняла я про «богоборчество». Старуха не Богом хочет стать, а наместницей Бога на земле, т.е. неограниченной и непререкаемой, непогрешимой владычицей. В вариантах этой сказки у Пушкина прямо написано: «Хочу быть папою римскою! И чтобы молитвы читали при мне по-латынски!» (эти варианты приводятся в академическом собрании сочинений Пушкина). Ещё один интересный слой о понимании власти и ответственности и символах такой власти.
Моё мнение грозит превратиться в обсуждение, поэтому заканчиваю.
Спасибо Вам за возможность задуматься над, казалось бы, известным и ничего нового не сулящим.
Успехов!
Л. В. Рассказова – кандидат культурологии, главный хранитель Объединения государственных литературно-мемориальных музеев Пензенской области

Добавить комментарий

 

Комментарии по вопросу "Интервью с профессором А.Г. Мясниковым о «Рыбаке и рыбке»"

  • Оставьте первый комментарий по данному вопросу

Добавить комментарий